Школа на экспорт: что Россия поставляет на мировой рынок?

Через пять лет Россия должна довести доходы от экспорта образования до 373 млрд руб. – это впятеро больше, чем было на старте приоритетного проекта «Экспорт образования» в 2017 г.

Ставка в проекте сделана на приток иностранных студентов в российские вузы – число обучающихся по программам среднего профессионального и высшего образования должно вырасти с 220 000 до 710 000 человек.

Но чтобы реализовать эту задачу, нужно развивать и работу со школьниками. Количество обучающихся по очным программам дополнительного образования должно удвоиться – со 100 000 до 200 000.

Спросом пользуются программы обмена, русские школы за рубежом и адаптация российских образовательных методик. И главное здесь – даже не деньги, а расширение воронки для привлечения студентов в российские вузы, которые обеспечивают более 70% доходов от экспорта образования.
Увеличение неэнергетического несырьевого экспорта – одна из задач, поставленных в инаугурационном указе президента Владимира Путина в мае 2018 г. Ежегодный экспорт услуг, включая образование, медицину, туризм, транспорт, должен вырасти с $57,8 млрд (базовое значение за 2017 г.) до $100 млрд в 2024 г. На образование из этого приходится 373 млрд руб. к 2025 г. по сравнению с 84,7 млрд руб. в 2017 г.
Больше всего внимания в экспорте образования уделяется вузам – по данным ЮНЕСКО, Россия входит в шестерку стран по привлекательности для иностранных студентов. На первых строчках рейтинга – США, Великобритания и Австралия. «Имея формально мощную систему экспорта профессионального образования, Россия не получает сопоставимых доходов. Австралия, принимая столько же студентов, сколько Россия, зарабатывает $18 млрд в год, Россия – менее $1 млрд», – отмечается в экспертном докладе «12 решений для нового образования», подготовленном НИУ ВШЭ и Центром стратегических разработок.

Совокупные доходы от экспорта российских образовательных услуг в 2016/17 академическом году составили 116 млрд руб., причем непосредственно на оплату обучения приходится только четверть этой суммы. Остальное – расходы на проживание, питание, транспорт и досуг. Иностранные студенты обеспечили около 21 500 рабочих мест для профессорско-преподавательского состава в российских вузах, свидетельствуют данные статистического сборника «Экспорт российских образовательных услуг».

Модель развития экспорта высшего образования довольно проста: иностранные студенты приезжают учиться в другую страну и нужно сделать так, чтобы их приезжало как можно больше. Для этого необходимо строить современные кампусы, развивать грантовые системы для иностранных студентов, повышать уровень владения иностранным языком среди преподавателей вузов и т. д. Все это подробно описано в проекте «5–100»: «Повышение конкурентоспособности ведущих российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров». Задача программы «5–100» – чтобы к 2020 г. пять российских вузов вошло в топ-100 лучших университетов мира по версии одного из мировых рейтингов (Times Higher Education (THE), Quacquarelli Symonds (QS) или The Academic Ranking of World Universities (ARWU).

Но чтобы увеличить экспорт высшего образования, начинать нужно раньше. «Задача экспорта высшего образования начинается в школе, именно экспорт школьного образования, методик и других продуктов позволит расширять воронку привлечения потенциальных студентов в российские вузы», – уверены в группе компаний «Просвещение».

Система экспорта школьного и дополнительного образования сложнее, чем в случае с вузами: она включает обучение иностранных школьников в России, развитие русских школ за рубежом, программы обмена, языковые курсы, программы кратковременного дополнительного образования, а также экспорт российских учебных пособий, методик обучения и других наработок.

Иностранцы в России

В 2016/17 учебном году в российских школах обучалось более 125 000 иностранных граждан, и в общей структуре доходов от экспорта образования на них приходится 11,2%. В основном в российских школах учатся дети из семей мигрантов из стран СНГ, причем именно обучение детей нередко и является целью переезда всей семьи в Россию. Среди граждан дальнего зарубежья большей популярностью пользуются кратковременные образовательные программы в России, курсы русского языка и программы межкультурного обмена.
«В 2015 г. я учил русский язык в частной [языковой] школе Liden & Denz в Москве. Я приехал, потому что интересовался русской культурой, – рассказывает «Ведомости&» Виргар Йохансен с Фарерских островов. – Благодаря тому что Фарерские острова не состоят в Европейском союзе, мы сотрудничаем с Россией. Я надеюсь, так и будет дальше, и допускаю, что моя карьера будет связана с Россией».

«Я был в России в 2013 г. по программе обмена. Я останавливался в русской семье. Мне понравилось – чистота вокруг и очень дружелюбные одноклассники и школьники. Возможно, я вернусь, чтобы получить степень магистра в России», – вспоминает выпускник египетской школы N.i.S American school Абдулрахман Усама Салех Аюб, который приезжал в столичную школу ГБОУ «Школа № 1399» в Южном Тушине.

Фонд «Интеркультура» AFS, как часть глобального проекта AFS, с начала 1990-х организовывает конкурсы, программы обмена и обучения в России для иностранных школьников. Это одна из старейших структур, занимающихся школьными обменами. У фонда три типа основных программ – на три месяца для школьников из европейских стран, на полгода и год. Расходы на обучение складываются из нескольких частей: родители собирают ребенка в дорогу, покупают ему одежду и все, что необходимо; страна-партнер берет на себя расходы за транспорт, визу и страховку. «В России мы принимаем их на свои средства. Обучение в школе бесплатное, принимающей семье также ничего не платят, но и никаких суточных или карманных расходов ребенку мы не даем», – рассказала «Ведомости&» Нонна Коврижных, исполнительный директор фонда «Интеркультура» AFS. Она подчеркивает, что российские дети в рамках программ обмена едут в другие страны на тех же условиях.

В списке школ, участвующих в обмене в партнерстве с фондом AFS, нет ни одной столичной, зато можно найти образовательные учреждения из Сибири, с Урала и Дальнего Востока. «Во всех странах не рекомендуется размещать детей в столицах. Это небезопасно, в больших городах много лишнего для ребенка, и ему сложнее найти комфортное окружение», – объяснила Коврижных. По ее словам, участие в международном обмене повышает престиж школы, между образовательными учреждениями нередко завязываются долгосрочные партнерские отношения и вне рамок программ AFS. Обмен касается не только школьников, но и учителей – например, в декабре в Индию поедут трое директоров из разных регионов, а потом они будут, наоборот, принимать у себя индийских директоров. Расходы берет на себя фонд.

Русские школы за рубежом

В 2016/17 академическом году по российским общеобразовательным программам и на русском языке обучение за границей прошло более 20 000 человек (данные из статистического сборника «Экспорт российских образовательных услуг»). Исторически русские школы за рубежом были двух типов: первый – школы при посольствах, которые ничем не отличались от тогда еще советских школ, те же программы и учителя. Второй – формально не связанные с российской государственной системой гимназии. Они часто возникали стихийно, методики преподавания могли различаться, часть учителей были местными.

Сейчас форматов русских школ значительно больше. Согласно концепции «Русская школа за рубежом», которую в 2015 г. утвердил президент, такие учреждения могут быть как минимум четырех типов: школы при МИДе; российские образовательные организации и их филиалы; школы, созданные в соответствии с международными договорами России, и иностранные организации, в которых обучение полностью или частично ведется на русском языке по стандартам ФГОС. Такие школы могут рассчитывать на информационную, методическую, материально-техническую поддержку. В 2016 г. Россотрудничество запустило интернет-портал «Система поддержки русских школ». На момент подготовки материала на нем было зарегистрировано 2588 организаций.

Есть и такие школы, которые называются русскими, но к России имеют опосредованное отношение. «Russian science – это международный бренд. Русская математика, физика и информатика известны во всем мире. Но есть частные школы или курсы, которые используют этот бренд, не имея прямого отношения к российской науке. Это просто бизнес», – говорит президент группы компаний «Просвещение» Михаил Кожевников. Он убежден, что если в названии образовательной организации используется упоминание России, то страна должна иметь к этому непосредственное отношение.

«Просвещение» переводит на другие языки учебники и пособия по математике, физике, информатике, истории – они пользуются спросом у коллег в странах СНГ и бывших республиках Советского Союза. В перспективе «Просвещение» планирует выйти на рынок Юго-Восточной Азии. «В этих странах есть потребность в образовании и высокая конкуренция за счет большой численности населения. Коллеги ищут фишки, которые будут отличать их школу от миллионов вокруг», – говорит Кожевников в интервью «Ведомости&». Но речь идет не столько об учебниках, столько о методиках и цифровых образовательных технологиях, которые, например, активно используются в Москве. Так, по программе «Просвещения» «Школа России» уже учатся в школе AppleTreeSchool в Корее в г. Донгане.

В странах СНГ и Балтии популярна программа экстерната центра образования № 548 «Царицыно». На базе этой школы работает пока единственная в России дистанционная образовательная школа НОУ «Открытая русская школа». По окончании обучения выпускники сдают ЕГЭ, получают российский аттестат и поступают в российские вузы. «Открытая русская школа» была создана в 2001 г., за это время полное среднее общее образование на базе московских школ-партнеров получило свыше 2500 учеников из 14 стран СНГ и Балтии, говорится на сайте проекта.

Russian science

Под словосочетанием russian science (российские науки) обычно понимают математику, физику и информатику. В этих дисциплинах российские школьники регулярно занимают призовые места на международных соревнованиях. В этом году они завоевали четыре золота и серебро на Международной олимпиаде по физике, взяли две золотые и четыре серебряные медали на 60-й Международной олимпиаде по математике IMО, а также российская команда выиграла четыре золотые медали на 31-й Международной олимпиаде школьников по информатике IOI-2019.

«Для школьников приглашают тренеров из других стран. Например, в Саудовской Аравии нет своих специалистов, поэтому их детей долго готовил тренер из Румынии, сейчас у них тренер из Эстонии. Нас тоже время от времени приглашают. Буквально сейчас мы принимаем у себя сборную Казахстана, отправили нашего тренера в Баку. И еще есть заявки», – рассказывает Валерий Слободянин, тренер сборной России по естественным наукам, кандидат физико-математических наук, преподаватель МФТИ.

Например, сотрудничество с казахстанской сборной организовано так: заключен договор между МФТИ и казахстанским образовательным центром «Дарын». Казахстанская сторона оплачивает проживание и питание школьников. Тренеры получают обычную зарплату за отработанные часы.

Тренеры национальных сборных стараются не раскрывать секреты методики подготовки, поэтому сложно сравнить, чем российская программа подготовки отличается от зарубежной. Но есть различия в системах отбора одаренных школьников – в России и некоторых других странах это олимпиады разного уровня: выиграл школьную – едешь на городскую, выиграл городскую – готовишься к общероссийской. В США же, например, такого национального олимпийского движения нет. Там школы и учителей просят назвать самых сильных детей, затем им отправляют задания, и дети самостоятельно, следуя инструкциям, решают задачи и отправляют их в образовательный центр. После этого отбирают лучших и готовят к международным соревнованиям.

«У нас сейчас очень сильная тренерская команда, мы следим за всеми новшествами, регулярно обсуждаем свою работу, исправляем недочеты, ищем подходы. Недавно образовательный центр «Сириус» предложил нам провести занятия со сборной командой на их площадке. Мы занимаемся физикой, а их вожатые после занятий с нашими ребятами проводят творческие занятия, игры», – рассказывает Слободянин. По его словам, у школьников из разных стран, которые претендуют на медали, чаще всего примерно одинаковый уровень подготовки. Но на результат влияют мотивация и психологический настрой. В этом важном направлении и нужно работать, уверен он.

Русский как международный

Курсы русского языка при российских центрах науки и культуры и представительствах Россотрудничества в 2017 г. посетило свыше 17 000 человек – это в 2,6 раза больше, чем в 2002 г. Больше всего слушателей было на курсах в центрах, расположенных в столицах Египта, Германии, Венгрии, Индии и Австрии. Языковые, культурные и образовательные программы для иностранцев есть у Института русского языка им. Пушкина, РУДН и других вузов. В 2007 г. для целей популяризации русского языка и культуры был учрежден фонд «Русский мир».

Фонд создал 116 русских центров в 52 странах, средняя посещаемость одного такого центра – свыше 3500 человек в год, рассказывает заместитель исполнительного директора «Русского мира» Сергей Шурыгин. Русский центр – это образовательная, коммуникативная публичная площадка, бесплатно открытая для всех желающих. По словам Шурыгина, инициатива открытия нового русского центра часто идет от зарубежных партнеров фонда – в основном университетов и библиотек. «Фонд создает русские центры в образовательных и просветительских учреждениях зарубежных стран. Мы приобретаем и передаем создаваемому центру безвозмездно коллекцию художественной литературы, учебных мультимедийных материалов, технические средства, мебель», – рассказывает он. Кроме того, фонд предоставляет гранты некоммерческим организациям, которые хотят реализовать проекты, связанные с распространением и популяризацией русского языка и культуры за рубежом. В среднем фонд поддерживает, по словам Шурыгина, более 50 образовательных проектов в год – курсов русского языка, занятий в школах дополнительного образования на русском языке, семинаров и вебинаров для преподавателей.

«По опыту наших европейский коллег мы видим, что экспорт национальных языков осуществляется через мощные структуры. В России это в той или иной мере делает РУДН, Институт русского языка им. Пушкина, МГУ, что-то делает Россотрудничество. Но сфокусироваться на конкретных задачах, определенных площадках в странах, наиболее важных для нашей внешней политики, пока не получается. Я думаю, мы сможем помочь эту картинку сложить результативно», – говорит Кожевников. «Просвещение», по его словам, выступает в роли системного интегратора в сфере образования в России и постепенно выходит за пределы страны.

Добавить комментарий